Статьи

КОСМОГОНИЯ СИБИРИ. ИСКУССТВО НИКОЛАЯ РЫБАКОВА

Николай Рыбаков принадлежит к коренной породе художников Нового времени, которые приняли на себя функцию древних пророков, жрецов, учителей жизни и носителей вечной мудрости. Он множество раз напоминал об этом в своих многочисленных размышлениях, статьях, интервью, дневниковых записях (обращенных не только к себе одному, но и к остальному человечеству). Пытаясь сказать всем и самому себе о своих целях, задачах и средствах, он писал в своем дневнике, что он хотел бы восстановить «песню первых людей земли», в которой «всплывает прошлое» (Дневник, 04.07.2010). За этими и подобными словами, сказанными или написанными художником-мыслителем, возникают контуры его философии. Наследие Рыбакова, созданный им корпус произведений – это не только и не столько совокупность картин, рисунков, акварельных набросков и прочих изделий ручной работы. Его задача – показать, что картина или рисунок есть лишь одна отдельная грань в большом творческом деянии, охватывающем несколько уровней постижения реальности. Основные уровни таковы:
1. Интуитивный контакт, экстрасенсорное переживание бесконечного времени и бесконечного, энергетического пространства.
2. Научное знание о населении, истории, этнографии, фольклористике, религии и вообще культуре своего региона (как части нашего общего дома – планеты Земля и населяющего его человечества).
3. Попытки передать доразумное переживание и научное (иногда околонаучное или паранаучное) знание с помощью визуальных изображений, а эти последние охватывают и оптические средства, то есть достоверные детали природы и быта, и средства «иероглифические» (абстрактно-условные).
И потому живопись и графика Рыбакова столь всеядны и разновидны по своим стилевым параметрам – от реалистического бытового жанра (люди пасут скот, люди сидят у костра или идут по дороге, или беседуют друг с другом) до абстрактных знаковых форм, обозначающих архетипы нашего внутреннего мира или вечные послания от организующих Вселенную сил. Само по себе такое моделирование себя самого как творящего жреца и служителя космогонических сил (в том числе глубинной мифо-истории) – это вовсе не редкость в русском искусстве на стадии краха советской империи. Мы, исследователи процессов развития этого искусства, замечали уже в 1970-е годы, что в художественно активных периферийных регионах России, как и в тогдашних «национальных республиках» (ныне самостоятельных государствах) проявляются отчетливые интересы в области «этноархаики», в поисках смыслов и ценностей глубинного раннеисторического и доисторического происхождения.
Александр Якимович, 2017.

Сибирский огонь живописи

«После путешествия Рыбакова на Таймыр в его искусстве возникает новый герой. Можно воспринимать его как стихию живописи, как цвет, можно видеть в нем космогоническое событие, сотворение мира, а правильнее всего было бы определить нового героя как мир, творимый движением цветовых потоков. В ходе этого творчества возникают пространство и объем, форма и изображение, динамические и статические структуры. Воображение художника устремлено к огромному, безбрежному, недостижимому и непознаваемому, и его картины и акварели намекают нам на существование Земли и Неба, Горизонта и Берега, Зверя Рыбы и Птицы. Космический икосмогонический строй живописи Рыбакова весь проникнут атмосферой древнего мифа и жаждой нового мифотворчества. В этом художник следует за своими героями – творцами древних легенд. Радость и горе, отчаяние и зловещее предчувствие, тоска и возрождение – все эти переживания позволяют каждому войти в мир художника и сопутствовать ему в его духовных странствиях…
Анатолий Кантор, 2012.

Ойкумена путника и художника Николая Рыбакова

Раннее утро – начало рабочего дня. Мастерская для художника – некий сосуд внутри большой ландшафтной чаши, это, по сути, культурное пространство, в которое стекается все важное, отмеченное им во время путешествия, то изученное, осмысленное или, наоборот, пока еще до конца не понятое – все это является предметом его творческого исследования. Это Ойкумена художника, в которой царствует его величество Творчество, здесь он хозяин.
Татьяна Кубанова, 2012.

Архетип кульуры как знак будущего вторения

Архетип культуры как знак будущего творения. Николай Рыбаков. От ранних работ до живописи и графики сегодняшнего дня прослеживается одна главная тема: рождение. В чем смысл этой магистральной линии? В рождении – рождении «До»: «до» плоти, «до» тверди, «до» знания о размеренности и цикличности Мира и Бытия Человеческого. Архетип культуры как знак будущего творения. Этот знак не нарушается художником рассудочным определением.. и не следует искать в художественных образах Николая Рыбакова интеллектуальных и загадочных ребусов, их там нет. Ибо первоначальная их материя задана сразу как субъективная форма свободных и чувственных ассоциаций. Чувственность заложена в пластических и цветовых решениях скользящих и плавящихся фактур. В фактуре – тайна эстетического замысла, а через эстетику рождается смысл всего произведения.
Елена Худоногова, 2012.

У кромки берега Николая Рыбакова

Не уставая расширять границы своей территории и осваивая все новые географические районы – Таймыр, Эвенкию, Хакасию, Туву, Монголию, Киргизию, Тибет, Непал, художник линейно-пластическими и цветовыми построениями пытается осмыслить объем этого мира. Беспредметная живопись Николая Рыбакова сродни действу, которое приближается к священному истечению света; зримое движение фактуры разыгрывает картину вечной самообновляющейся природы, на сложных градациях цвета строится розовое – «светло-железистое с медным отливом» рассветное побережье азиатской земли.
Алла Гуменюк, 2012.